ВАША НОВОСТЬ


Если Вы знаете театральную новость,
которой нет у нас, пожалуйста,
напишите нам

Кто на сайте

Сейчас 86 гостей онлайн

Утро первое PDF Печать E-mail
Автор: Вероника Молокова, Елена Шандрак   
28.09.2011 00:32

Обсудить второй фестивальный день собрались не все представители выступивших театров. Израильские актеры готовились к отъезду. «ARTvoyage», к сожалению, также не смог придти. Зато труппа театра «7 паверх» была в полном составе. Что же участники фестиваля сказали друг другу?

Спектакль «Дети сердца»

Владимир Трепенок, ведущий дискуссионного клуба, актер:

Увидел на сцене настоящий театр. Актеры смогли показать, как создать спектакль минимальными средствами.

Анастасия, ведущая видеодневников обсуждений:

Абсолютно не чувствовался языковой барьер. А перевод самых важных частей на английский язык оказался удачной режиссерской находкой. Думаю, этот спектакль понятен всем студентам мира, потому что в нем есть много читаемых символов. Это было глубокое хорошее начало.

Клаудио Фокинелли, театральный критик (Италия):

Прежде чем высказаться, хотелось бы понять, какое место у вас в стране занимает студенческий театр, ведь он все-таки находится между профессиональным и любительским.

Сергей Турбан, арт-директор фестиваля:

Мы затеяли этот фестиваль, потому что видели, что есть такое явление как студенческий театр и что ему нужен определенный выход. В то время у нас проводилось много фестивалей для профессиональных театров, а грань творчества молодых людей была не охвачена. Но ведь это совершенно другое творчество: студенческий театр свободен от планового производства и репертуарной политики и может выбирать все, что хочет. То, что представлено здесь, — лишь малая часть белорусских студенческих театров, так как в силу определенных обстоятельств не все могут участвовать.

Зинаида Пасютина, режиссер театра «7 паверх»:

Знаете, здесь срабатывают своеобразные ножницы: свой среди чужих, чужой среди своих. Считается, раз хорошо играют, значит, профессионалы. Плохо — можно простить, мол, любители. Но такой креативности и запала ни в каком другом коллективе не добиться. А фестиваль подстегивает быть на уровне.

Спектакль «Чудесный костюм»

Эндрю Чипэндейл, театральный критик (Великобритания):

Было сложно уловить все в спектакле, потому что он был на русском языке, но интересно смотреть на реакцию зрителей. В Великобритании публика более сдержанная, там удивились бы таким долгим аплодисментам. К тому же у нас разное понимание юмора.

Сергей Турбан:

Мы совершенно не задумываясь взяли этот спектакль в программу. Пару лет назад литовский театр уже показывал «Костюм». Но белорусская постановка совершенно другая по стилистике и по актерскому существованию.

Клаудио Фокинелли:

Очень понравилась сценография спектакля. Актеры создали настроение на сцене с помощью нескольких коробок — и это было гениальной режиссерской идеей. Со сцены в зал шла живая энергия. По сравнению со старой школой, где актеры статичны на сцене, было очень много динамики. Но мне интересно, почему была выбрана такая отдаленная страна как Мексика, использованы песни 50-60-х годов? И действительно ли это близко современной молодежи?

Зинаида Пасютина, режиссер спектакля:

Хотелось быть ближе к Рэю Брэдбери. Это ретро, но такое могло произойти в любое время и в любом месте.

Владимир Трепенок:

Насколько уместным было совместить два разных стиля в одежде у девушек и парней? Не кажется ли вам, что актеры следовали за зрителем?

Зинаида Пасютина:

Почему два стиля? Джинсам сколько лет? А юбки в кафе — униформа у танцовщиц.

Актриса театра «7 паверх»:

Девушки в спектакле — колорит того времени, которое описал Брэдбери. На литературную основу мы просто наложили кусочек современности. Насчет следования за зрителем... Мы выражали то, что хотели. Иногда это совпадало с ожиданиями зала. Публика понимала нас, иногда вела, а иногда и шла за нами.

Спектакль «Дуэт одной женщины»

Сергей Турбан, режиссер спектакля:

Когда мы начали работу над этим спектаклем, хотели, чтобы зритель ушел с многоточием после просмотра. Нашей задачей было показать, что есть глубина в отношениях мужчины и женщины. У каждого человека есть две грани — эго и яго. И мы показали два состояния одной женщины, которые могут бороться или прийти к соглашению. Фотографии в финале —— возвращение в прошлое, где герои любили друг друга.

Зинаида Пасютина:

Хотелось бы отметить режиссерскую работу — яркую по форме. Отсюда понятен глубинный смысл постановки — ощущение себя в жизни и жизни в себе человека, которого мы потеряли.

Участник фестиваля из Сербии:

Я отметил для себя этот спектакль, понял его идею, хотя не знаю русского языка. Но как актер хочу заметить, что не чувствовал взаимодействия между героями.

Клаудио Фокинелли:

Почувствовал особую магию театра: максимум эмоций при минимуме предметов. Мне казалось, будто я нахожусь на границе двух миров. Хотелось все время узнать, был ли это сон, мечта или воспоминания. Спектакль поставил много сложных вопросов без ответов.

Александра Шепелевич, исполнительница главной роли:

Самым сложным было вжиться в состояние, которое ты никогда не испытывал. Раньше я никогда не играла в таких глубоких спектаклях, где нужно постоянно осмысливать свою роль. Согласна, что вчера все было недостаточно эмоционально. Наверное, нас съело пространство, ведь мы впервые выступали на большой сцене. Зал, в котором мы обычно играем, рассчитан на 48 человек. Там ты чувствуешь связь с каждым зрителем. Здесь же не каждый готов поделиться своей эмоцией.

Если после спектакля остаются вопросы, у вас всегда есть возможность получить ответ в дискуссионном клубе фестиваля. Не бойтесь спрашивать, даже если ваш адресат — режиссер.
Есть что обсудить? Каждое утро ждем вас в 10.00 на 2 этаже Лицея БГУ.

Просмотров: 3371
Архив комментариев

busy
 

Похожие материалы